+38 096 868 85 02
east.hr.group@gmail.com
Facebook.com/east.hr.group
Павел Лисянский

На краю без света

Если бы у Бога были провода, он бы нам их сбросил», — говорят жители Луганского, где полгода не было света. Частные дома кажутся здесь лишними, они стоят справа от грунтовой дороги. Слева от неё — поле, прямо — последний украинский блокпост.

На улице — меньше чем в километре от линии разграничения — собираются местные жители. Вспоминают, как шесть месяцев жили без света:

— Летом готовили на кострах или печи топили. На улице жара стоит, а у нас трубы дымятся.

— Наутро всё скисало, и мы снова бежали в магазин. Про запас не могли ничего купить.

— Насосы не работали — воду из колодцев носили. Подогревали тоже на печи.

— Ну и при свечах сидели, нам их в поселковом совете дали.

«Денег на конверт не было»

Линия электропередач на окраине Луганского Донецкой области попала под обстрел в марте. Без света остались две улицы — Мира и Скелевая, где живут около 400 человек из двухтысячного населения посёлка.

Весь апрель людям обещали, что свет вот-вот появится. Когда этого не случилось и в мае, пенсионерка Людмила Россоха стала обращаться во все известные ей инстанции. Первые письма отправила поселковому голове, в РЭС, районную и областную администрации.

«Ответы не пришли и спустя месяц, — вспоминает Людмила. — Когда я позвонила в обладминистрацию, в приёмной дали номер телефона РЭС. Там сказали, что не ответили на письмо, потому что у нас здесь, возможно, почта не ходит. А потом добавили, что у них и «денег на конверт не было». Я говорю, так перезвонили бы, мы, пенсионеры, выслали бы вам конверт с марками».

Письмо от РЭС всё-таки пришло — в нём говорилось, что ремонтом будет заниматься Облэнерго. «Я написала директору Облэнерго и получила ответ, что ремонтные работы выполнят после того, как Контактная группа по согласованию прекращения огня даст гарантии. Я поехала в Соледар, где заседает эта группа. Там мне дали номера телефонов генералов, представителей обеих сторон. Они сказали, что дадут ответ, когда к ним обратятся из райадминистрации», — перечисляет жительница Луганского.

 

В райадминистрации ответили, что к Контактной группе должна обратиться Галина Нелевда, председатель поселкового совета. Но она, по словам Людмилы, не могла найти на это времени.

С помощью юристов «Восток-SOS» пенсионерка составила новые обращения — к президенту, Верховной Раде, и написала повторные письма в Облэнерго и ОГА.

«В Луганку (так местные называют свой посёлок — ред.) приехали люди из РЭС вместе с ОБСЕ, чтобы посмотреть повреждённый участок. Я звонила Галине Петровне, просила её съездить вместе с ними, показать, что нужно отремонтировать, но у неё были другие дела», — пожимает плечами Людмила.

Так, за перепиской и звонками прошли полгода.

«Дядя, вы нам свет сделаете?»

Жители окраины Луганского пошли другим путём — обратились к Геннадию Гуржию, главврачу Светлодарской городской больницы и председателю местной правозащитной группы. Он создал её после того, как 2015-м добился выплаты задолженности по заработной плате сотрудникам своей больницы, Светлодарской и Мироновской амбулаторий.

«В Светлодарской городской больнице работают жители ближайших населённых пунктов, в том числе Луганского. Они обратились ко мне, потому что куда уже только не обращались. На тот момент у них была уже целая стопка писем», — рассказывает главврач Геннадий Гуржий

Он передал эстафету своему коллеге — главе общественной организации «Восточная правозащитная группа» Павлу Лисянскому. «В Луганском нас ждали. На встрече с местными ко мне подбежал ребёнок и спросил: «Дядя, вы нам свет сделаете?» — вспоминает Геннадий Гуржий.

«Мы сотрудничаем с парламентским Комитетом по вопросам семьи, молодёжной политики, спорту и туризму. Через него, Facebook и обращения к депутатам мы предавали огласке эту проблему, также помогли местным жителям записать видеообращение к президенту, — отмечает Павел Лисянский. — В регионе две теплоэлектростанции — Углегорская и Мироновская. Но на проблему со светом на двух улицах не обращали внимания шесть месяцев».

В начале октября повреждённую линию электропередач наконец починили. «Было ли это сложно? Было ли это дорого? Нет, конечно. Просто приехала бригада и сделала свою работу», — говорит Геннадий Гуржий.

Улицы Мира и Скилевая теперь с электроэнергией, но напряжение постоянно «скачет», жалуется Людмила Россоха. Местные жители опасаются, что из-за постоянных обстрелов может произойти новая авария. Они предлагают восстановить старую линию электропередач, подальше от зоны боевых действий. 

«Ещё в 2016-м мы обращались в Облэнерго с просьбой восстановить старую линию. Нам обещали, что займутся этим в 2017 году. Потом обещания перенесли на 2018-й», — объясняет Людмила.

«Людям не хватает внимания»

Посёлок Луганское в Донецкой области — не единственный населённый пункт на линии разграничения, где есть проблемы с электроснабжением, рассказывает Евгений Каплин, председатель гуманитарной миссии «Пролиска», которая помогает населению на востоке Украины.

По его информации, без света, газа и питьевой воды остаются сёла в районе Мариуполя — Водяное, Бердянское, Богдановка и Тарамчук, где живут от 12 до 100 человек. Почти четыре года такая же ситуация в посёлках Пески, Опытное, Южное и селе Невельское с населением до 200 человек.

Время от времени аварии случаются почти в каждом селе и посёлке на линии разграничения. Часто представители местной власти не торопятся ремонтировать повреждения.

 

«Возможно, они думают, что этого не стоит делать для такого маленького населения. Но мы так не считаем», — добавляет Евгений Каплин. Гуманитарная миссия «Пролиска» привозит местным жителям генераторы, буржуйки и твёрдое топливо.

Без света — сёла Каменка, где живут 60 человек, и Весёлое — всего 12 человек. Без газа и частично без света — Майорск, Жованка и Зайцево — подконтрольные Украине окраины города Горловка. Там живут от 200 до 700 человек.

«Тяжёлая ситуация в городах Марьинка и Красногоровка, где живут 9800 и 15 000 человек соответственно. С началом АТО они остались без газоснабжения. И если в частных домах ещё можно топить печи, то многоэтажки остаются совсем без отопления, — отмечает Евгений Каплин. — В Красногоровке также есть техникум, куда едет много детей из неподконтрольной территории. Его котельная рассчитана на газ, поэтому в холодное время учебное заведение не работает. Такая же ситуация со многими школами».

Людям на линии разграничения не хватает внимания местной власти, считает Ульяна Егорова, волонтёр гуманитарной организации «Ответственные граждане», которая также помогает жителям подконтрольной территории.

«Как это часто бывает, обязанности государства выполняют общественники, — говорит Ульяна Егорова. — Мы принимаем звонки и выезжаем на места, чтобы узнать, какие у людей потребности. Чаще всего они просят уголь, буржуйки и генераторы. По возможности мы пытаемся закрывать эти вопросы».

Когда окраина Луганского осталась без света, председатель поселкового совета Галина Нелевда выдала местным жителям свечи. Она уверена, что делала всё, что от неё зависело. Но, понимая, что на ремонт вряд ли найдутся деньги, не проявляла активности.

«Ремонт затянулся потому, что повреждённый участок находится слишком близко к передовой, — комментирует председатель поссовета Галина Нелевда. — Местные жители просят восстановить старую линию электропередач, подключить их к Мироновской подстанции. Я поддерживаю их идею, только где взять столбы и семь километров провода?».  

Сейчас окраина Луганского с электричеством, но Людмила Россоха не прячет свечи, так же, как и не убирает из подвала вещи первой необходимости — кровать из досок, столовые приборы и бутылки с водой.

Автор: Анна Соколова

Фото: Павел Пахоменко

Материалы: mediaport.ua